Глаза слезились от старости и сигарного дыма. Хосе Агнасио Перез как обычно душными вечерами сидел спиной к салатового цвета стене, на пластиковом стуле в магазине своей сестры, которая умерла 2 года назад.

Теперь здесь заправляла её дочь: белокожая и черноволосая Анна – странный ребёнок в индейской семье.

Отца она своего не знала, да и Анна в своё время с неохотой говорила о том приезжем из столицы, что останавливался в Летиции на 3 дня.

Жена Хосе Агнасио умерла ещё тогда, когда город не был похожим на нынешний. Тогда Летиция была небольшой индейской деревней с парой постоялых дворов, где останавливались коммивояжеры и охотники за быстрыми деньгами. Случалось, что постреливали они друг в друга.

Иногда правительство присылало в этот район войска и тогда днём была слышна отдаленные автоматные очереди и эхо взрывов. Индейцы всегда сторонились белых с гор. Те решали свои проблемы, а индейцы сколько помнил себя Хосе Агнасио Перез всегда были заняты рыбной ловлей и заготовкой плодов и кореньев, что обильно давали берега Амазонки.

Из всего что связывало с этим миром у Хосе Агнасио Переза осталась любимая дочь Клаудиа.

Был ещё сын, но старик давно не слышал ничего о нём.
С тех пор как Карлос связался с белыми с гор и пропал.

Ходили слухи, что его разыскивает полиция, что занялся он темными делишками по перевозке кокаина из этих мест в центр Колумбии… Но отец открещивался от сына, когда к нему приходили разные люди: то от правительства, то от странных людей с неправильным испанским.

Вот дочь у него: просто загляденье. Красавица, родила двух внуков, работает в ресторане, имеет подсобное хозяйство и дом на берегу реки, куда каждый вечер её отвозит муж.

Муж тоже хорошо устроен: работает таксистом, забирает пассажиров из аэропорта Летиции и Табатинги, а вечером вместе с сыном выбирают сети и отвозят пойманную рыбу на рынок Летиции.

С деньгами у них всё нормально. Даже купили спутниковую антенну и иногда Хосе Игнасио Перез смотрит у них дома кино.

Клаудиа добрая душа: и накормит и денег даст на чучуасу (после смерти жены старик пристрастился выпивать, но никогда не пропивался. Всегда знал меру)…

Вот недавно подобрала в реке котёнка ягуара и выходила его, кормя из соски как ребёнка.
До чего же она добрая душа, дай Бог здоровья ей и всей её семье…

Чучуаса

Размышления старика были прерваны приходом в магазин двух незнакомцев. Они не были похожи не на людей с гор, не на туристов из Штатов, да и говорили они на каком-то тарабарском языке.

-Чучуаса… чучуаса… муйто абригадо – мелькали знакомые слова.
Старик посмотрел на свой стакан: на донышке оставалось немного сладковатой и жгучей жидкости. Незнакомцы тем временем сели за стол рядом и переговариваясь на тарабарском языке махом выпили то, что старик мог растягивать целый вечер.

Один из незнакомцев обернулся и посмотрел на старика открыто и нагло. Но его улыбка смягчила возникшее было чувство раздражения. Улыбка была весёлая и не обидная.
Что-то сказав своему приятелю, незнакомец жестом пригласил старика сесть к ним за стол, освободив стул и налив полный стакан.

Дневник с Амазонки: Старик

Дневник с Амазонки: Старик

5/5 (2)

Добавить комментарий